ИКОНА МИРА

Преподобномученики Серафим и Феогност Алма-Атинские

от 11.900 руб.

  • 18х24 см. Поясная от 11 900 руб.
  • 24х30 см. Поясная от 13 000 руб.
  • 30х40 см. Поясная от 15 900 руб.

Информацию по другим размерам иконы вы можете уточнить:
Телефон: +7 (985) 211-25-05;
Whatsapp: +7 (985) 211-25-05;
Telegram: +7 (985) 211-25-05;
Электронная почта: ikonamira@yandex.ru
Купить рукописную икону в интернет-магазине икон

  • Икону «Преподобномученики Серафим и Феогност Алма-Атинские» вы сможете купить в нашем интернет магазине «ИКОНА МИРА» в Москве с доставкой по всей России.
  • Материалы: основание: липа, шпонки: дуб, левкас, отделка: сусальное золото (нимб или фон), темперная краска (классический стиль), масляная краска (академический стиль), олифа.
  • Данная икона является лишь примером, который был написан нашими мастерами. Если вам не подходит этот образ, то мы можем написать для вас другую икону по каноническому образцу или Вашим предпочтениям.

ЖИТИЕ
С це­лью рас­про­стра­не­ния Пра­во­слав­ной ве­ры в Тур­ке­стан­ском крае и ду­хов­но­го про­све­ще­ния ази­ат­ских ко­чев­ни­ков, Свя­ти­тель Тур­ке­стан­ской ка­фед­ры Прео­свя­щен­ный Епи­скоп Алек­сандр (Куль­чиц­кий) воз­на­ме­рил­ся за­жечь на бе­ре­гах Ис­сык-Куль­ско­го озе­ра мис­си­о­нер­скую пу­те­вод­ную звез­ду. В 1882 го­ду он при­сту­пил к освя­ще­нию из­бран­но­го ме­ста и во­дру­зил де­ре­вян­ный крест там, где пред­по­ло­же­но бы­ло ос­но­вать муж­ской Свя­то-Тро­иц­кий мис­си­о­нер­ский мо­на­стырь. Пер­вые на­сель­ни­ки мо­на­сты­ря при­ло­жи­ли мно­го тру­дов для воз­ве­де­ния мо­на­стыр­ских стен и зда­ний и устро­е­ния хо­зяй­ства, тер­пя недоб­ро­же­ла­тель­ное от­но­ше­нье ко­чу­ю­щих пле­мён, обо­ра­чи­ва­ю­ще­е­ся неред­ко от­кры­тым на­па­де­ни­ем на по­слуш­ни­ков и по­тра­вой мо­на­стыр­ских паст­бищ.
Умно­же­ние бра­тии по­сле­до­ва­ло в 1886 го­ду, ко­гда в мо­на­стырь при­е­ха­ли 11 ино­ков из Свя­то-Ми­хай­лов­ской За­ку­бан­ской пу­сты­ни, а в 1894 го­ду на бе­ре­га ве­ли­че­ствен­но­го Ис­сык-Куль­ско­го озе­ра ре­ши­ли от­пра­вить­ся с ост­ро­ва Ва­ла­ам во­семь ино­ков во главе с игу­ме­ном Се­ва­сти­а­ном, неся с со­бой дух Ва­ла­ам­ской оби­те­ли. Несколь­ко лет спу­стя, уже в на­ча­ле ХХ-го сто­ле­тия, в мо­на­стырь бы­ли при­гла­ше­ны из Рож­де­ство-Бо­го­ро­диц­кой Глин­ской пу­сты­ни Кур­ской епар­хии несколь­ко ино­ков, в чис­ле ко­то­рых бы­ли мо­на­хи Се­ра­фим, Фе­о­гност и Ана­то­лий. Из­вест­но, что они бы­ли об­ра­зо­ван­ные ино­ки, ве­ду­щие вы­со­кую по­движ­ни­че­скую жизнь. Кро­ме то­го, отец Се­ра­фим был на­де­лён ико­но­пис­ным та­лан­том и имел пре­крас­ный пев­че­ский го­лос, отец Ана­то­лий был за­ме­ча­тель­ным пев­цом и неза­у­ряд­ным ре­ген­том, отец Фе­о­гност имел хо­ро­шие адми­ни­стра­тив­ные спо­соб­но­сти. В Свя­то-Тро­иц­ком мо­на­сты­ре Глин­ские ино­ки сбли­зи­лись с мо­на­ха­ми Па­хо­ми­ем и Ирак­ли­ем. Сей­час, ко­гда ми­ну­ло по­чти сто­ле­тие, не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным с точ­но­стью уста­но­вить био­гра­фи­че­ские дан­ные Ка­зах­стан­ских по­движ­ни­ков и фак­ти­че­скую сто­ро­ну опи­сы­ва­е­мых со­бы­тий. До­сто­вер­но из­вест­но лишь то, что к 1909 го­ду мо­на­хи Се­ра­фим и Ана­то­лий бы­ли при­зва­ны в ка­фед­раль­ный го­род Вер­ный, где удо­сто­и­лись по­лу­чить свя­щен­ный сан и нес­ли своё слу­же­ние в Успен­ской церк­ви Тур­ке­стан­ско­го ар­хи­ерей­ско­го до­ма, за ко­то­рое в 1912 го­ду бы­ли удо­сто­е­ны пра­ва но­ше­ния на­бед­рен­ни­ка. Так­же они ду­хов­но окорм­ля­ли недав­но ос­но­ван­ную Ивер­ско-Се­ра­фи­мов­скую жен­скую оби­тель. В 1916 го­ду иеро­мо­нах Ана­то­лий управ­лял ар­хи­ерей­ским хо­ром в Воз­не­сен­ском Ка­фед­раль­ном со­бо­ре го­ро­да Вер­ный. По­сле со­бы­тий, по­тряс­ших Вер­ный — при­хо­да в мар­те 1918 го­да к вла­сти боль­ше­ви­ков и рас­стре­ла епи­ско­па Пи­ме­на (Бе­ло­ли­ко­ва, па­мять 3 сен­тяб­ря), мо­на­хи ушли в го­ры и в 8-ми вер­стах от го­ро­да в гор­ном уро­чи­ще Ме­део, и со­зда­ли и устро­и­ли скит на соп­ке Мох­на­той. Иеро­мо­нах Се­ра­фим обу­стро­ил в нём цер­ковь, вы­ры­тую в склоне го­ры. Поз­же этот скит был от­дан ими мо­на­хи­ням, а бра­тия ре­ши­ла ис­кать бо­лее уеди­нён­но­го ме­ста. Та­кое ме­сто на­шли они на го­ре Кы­зыл-Жар. Там ими бы­ли по­став­ле­ны ке­льи и вы­ры­ты пе­ще­ры. Был и Пре­стол.
Отец Па­хо­мий до 1916 го­да был так­же пе­ре­ве­дён в го­род Вер­ный и даль­ней­ший его путь Гос­подь свя­зу­ет с Глин­ски­ми по­движ­ни­ка­ми Се­ра­фи­мом и Ана­то­ли­ем. Мо­нах Ирак­лий, иеро­мо­на­хи Фе­о­гност и Па­хо­мий оста­ва­лись в Ис­сык-Куль­ском мо­на­сты­ре до 1919 го­да. Отец Фе­о­гност в том же го­ду был утвер­ждён там в долж­но­сти бла­го­чин­но­го и по­мощ­ни­ка ду­хов­ни­ка для ми­рян. По­сле на­па­де­ния кир­ги­зов на мо­на­стырь в 1916 го­ду, бы­ло за­му­че­но мно­го пре­ста­ре­лых мо­на­хов. В 1919 го­ду мо­на­стырь был за­крыт.
Ду­хов­ни­ком ски­та был иеро­мо­нах Се­ра­фим (Бо­го­слов­ский). Ро­дил­ся он в го­род Глу­хо­ве в 70-е го­ды. Мир­ское имя его Алек­сандр. Отец его, Ев­фи­мий, был управ­ля­ю­щим у по­ме­щи­ка. Мать Ма­рия бы­ла жен­щи­на крот­кая и бла­го­че­сти­вая, непре­стан­но по­се­щав­шая храм Бо­жий. В семье бы­ло двое де­тей — Са­ша и его стар­шая сест­ра. Ма­те­ри его бы­ло от­кры­то Бо­гом, что её сын при­мет му­че­ни­че­скую кон­чи­ну. Ко­гда он был ещё маль­чи­ком-гим­на­зи­стом, она, как-то проснув­шись утром, пла­ка­ла и го­во­ри­ла: «Сын мой, я ви­де­ла во сне, что ты бу­дешь му­че­ни­ком». Она непре­стан­но о нём пла­ка­ла, а он очень лю­бил и жа­лел её. Как-то он иг­рал на ба­яне и пел цер­ков­ные пес­но­пе­ния. Мать слу­ша­ла. Вдруг он за­ме­тил, что она пла­чет и спро­сил: «Ма­ма, что ты пла­чешь?» Она от­ве­ча­ла, что во вре­мя его пе­ния она ви­де­ла ве­нец над его го­ло­вой, и ан­ге­лов с ним, и опять по­вто­ри­ла, что кон­чи­на его бу­дет му­че­ни­че­ской. Эти сло­ва ма­те­ри глу­бо­ко за­па­ли в его ду­шу. Алек­сандр же так рас­суж­дал: «Ес­ли кон­чи­на моя бу­дет му­че­ни­че­ской, что ис­кать мне в ми­ру!». И, до­стиг­нув юно­ше­ско­го воз­рас­та, уда­лил­ся в Глин­скую пу­стынь. Про­жи­вая в Глин­ской пу­сты­ни отец Се­ра­фим имел сво­им ду­хов­ни­ком по­мощ­ни­ка брат­ско­го ду­хов­ни­ка иеро­мо­на­ха Дом­на (Аг­ге­е­ва), ду­хов­ная связь с ко­то­рым не пре­кра­ща­лась и по­сле его кон­чи­ны. Од­на­жды, по­сле от­ре­че­ния Го­су­да­ря от Пре­сто­ла, по­слуш­ни­ца Фео­к­ти­ста по­шла к от­цу Се­ра­фи­му в уще­лье. Под­ня­лась в го­ру, ещё дверь ке­льи не успе­ла от­крыть, а ба­тюш­ка встре­ча­ет её на по­ро­ге и го­во­рит: «Знаю, за­чем при­шла. Мне Домн ска­зал: Се­ра­фи­ме, Се­ра­фи­ме, Ца­ря убра­ли и ско­ры­ми, ско­ры­ми ша­га­ми всё пой­дёт к по­ги­бе­ли».
В 1921 го­ду в Кы­зыл-Жар­ский скит при­е­ха­ли трое крас­но­ар­мей­цев на ло­ша­дях с ру­жья­ми. Отец Се­ра­фим уго­стил их ча­ем и по­ло­жил спать. Сам он не спал, чи­тал пра­ви­ло. Под утро крас­но­ар­мей­цы по­до­шли к нему, на­ста­ви­ли ру­жье в спи­ну и вы­стре­ли­ли. Он успел крик­нуть: «Ана­то­лий!». За­тем крас­но­ар­мей­цы по до­рож­ке по­шли к от­цу Фе­о­гно­сту, ко­то­рый по но­чам обыч­но мо­лил­ся в пе­ще­ре. Воз­мож­но, устав от ноч­ной мо­лит­вы, он при­лёг в сво­ей ке­лии от­дох­нуть. Как ле­жал он, скре­стив на гру­ди ру­ки, так и остал­ся — они вы­стре­ли­ли ему в серд­це.
На дру­гой день при­е­ха­ла ми­ли­ция. Ме­сто осмот­ре­ли и раз­ре­ши­ли хо­ро­нить. Вы­ры­ли мо­ги­лу, по­кры­ли её дос­ка­ми и без гро­бов, за­вер­нув мо­на­хов в ман­тию, по­хо­ро­ни­ли. Поз­же иеро­мо­нах Ана­то­лий от­пел их на Мох­на­той соп­ке. По­сле все­го слу­чив­ше­го­ся отец Па­хо­мий, отец Ирак­лий и отец Ана­то­лий жить в ски­ту не оста­лись. Схи­мо­нах Ирак­лий (мир­ское имя — Сер­гей Ма­тях) жил в го­ро­де Тал­гар, в се­мье ста­ро­сты Тал­гар­ска­го хра­ма И.Д. Дмит­ри­е­ва. В до­ме жить от­ка­зал­ся и по­стро­ил се­бе ке­лью в са­ду. По­след­ние го­ды ба­тюш­ка жил в се­ле Са­зо­нов­ка в доб­рой ве­ру­ю­щей се­мье. Лю­бил ноч­ные мо­лит­вы, спать не ло­жил­ся, лишь по­дрем­лет, си­дя на ла­воч­ке, и сно­ва мо­лит­ся. Отец Ирак­лий скон­чал­ся от бо­лез­ни на­ка­нуне празд­ни­ка Воз­не­се­ния Гос­под­ня в 1937 го­ду. О сво­ей кон­чине он был из­ве­щён за­ра­нее. Иеро­мо­нах Па­хо­мий (в ми­ру — Ру­син Про­хор Пет­ро­вич, 1880 го­да рож­де­ния, уро­же­нец Кур­ской гу­бер­нии) по­сле 1921 го­да неко­то­рое вре­мя тай­но жил вме­сте со стран­ни­ком Вик­то­ром (Мат­ве­е­вым) в ски­ту на го­ре Го­рель­ник в уро­чи­ще Ме­део. Был мол­ча­лив, ко­гда кто про­сил у него сло­ва на­став­ле­ния — при­зы­вал тво­рить Иису­со­ву мо­лит­ву. В 1935 го­ду его аре­сто­ва­ли, по­са­ди­ли в Ал­ма-Атин­скую тюрь­му, где он пре­тер­пе­вал из­де­ва­тель­ства и в 1936 го­ду был рас­стре­лян. Стран­ник Вик­тор так­же при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну око­ло 1936–1937 го­дов. Иеро­мо­нах Ана­то­лий по­сле 1921 го­да неко­то­рое вре­мя жил в го­ро­де Вер­ном, слу­жил во Все­х­свят­ском хра­ме Ивер­ско-Се­ра­фи­мов­ско­го мо­на­сты­ря, ко­то­рый по­сле за­кры­тия оби­те­ли неко­то­рое вре­мя был дей­ству­ю­щим. Там же он управ­лял хо­ром, пи­сал му­зы­ку. В се­ре­дине 20-х го­дов он ушёл в Су­ху­ми, где жил в го­рах, вёл пе­ре­пис­ку с Вер­нен­ски­ми мо­на­хи­ня­ми. Вско­ре ими бы­ла по­лу­че­на весть об аре­сте и рас­стре­ле от­ца Ана­то­лия. Мо­на­хи­ня Ев­до­кия вы­пол­ня­ла в мо­на­сты­ре по­слу­ша­ние по­мощ­ни­цы эко­но­ма. В сен­тяб­ре 1918 го­да крас­ный от­ряд Ма­мон­то­ва-Ких­тен­ко, при­быв­ший в го­род Вер­ный для рас­пра­вы с епи­ско­пом Пиме­ном в чис­ле дру­гих ак­ций по на­ве­де­нию «ре­во­лю­ци­он­но­го по­ряд­ка», раз­би­рал кон­фликт меж­ду мо­на­сты­рём и арен­да­то­ра­ми мо­на­стыр­ской за­им­ки. По на­ве­ту кре­стьян-арен­да­то­ров, об­ви­нив­ших мо­на­хинь в «контр­ре­во­лю­ции», их рас­стре­ля­ли ре­ше­ни­ем «поле­во­го су­да». Мать Ани­ма­и­са — эко­ном мо­на­сты­ря — бы­ла лишь ра­не­на и вы­жи­ла. Мо­на­хи­ня же Ев­до­кия бы­ла уби­та. Мо­ги­ла пре­по­доб­но­му­че­ни­ков Се­ра­фи­ма и Фе­о­гно­ста в Ак­сай­ском уще­лье все­гда по­чи­та­лась ве­ру­ю­щи­ми. В 1991 го­ду на ней был уста­нов­лен по­клон­ный крест и за­тем воз­ве­де­на ча­со­вен­ная сень. Из­вест­но нема­ло слу­ча­ев ис­це­ле­ний и чу­дес, про­ис­хо­дя­щих на мо­ги­ле пре­по­доб­но­му­че­ни­ков. В на­сто­я­щее вре­мя на ме­сте Кы­зыл-Жар­ско­го ски­та от­крыл­ся муж­ской мо­на­стырь — Ак­сай­ская Се­ра­фи­ме-Фе­о­гно­стов­ская пу­стынь. Про­слав­ле­ны в 1993 го­ду как мест­но­чти­мые свя­тые Ал­ма-Атин­ской епар­хии. При­чис­ле­ны к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.

МОЛИТВА (ТРОПАРЬ , ГЛАС 1)

Любве ради Христовы отечество свое оставльше, вся мира сего красная, яко скороисчезающая, презревше, горняго Иерусалима взыскующе, на горах Тянь-Шаня в подвизех благочестия Святую Троицу прославили есте. И венцами добропобеднаго мученичества украсившеся, граду Алма-Ате богодарованнии покровителие явилися есте, преподобномученицы Серафиме и Феогносте, Православия мужественнии исповедницы. Темже и мы, духовная чада ваша, любовию вопием: Слава Давшему вам крепость, Слава Венчавшему вас, Слава Подающему вами милости и исцеления.

ПЕРЕВОД:
Любви ради Христовой отечество свое оставив, все блага этого мира, как мимолетные, презрев, Небесного Иерусалима взыскуя, на горах Тянь-Шаня подвигами благочестия вы прославили Святую Троицу. И венцами мученичества за истинную веру украсившись, стали дарованными Богом покровителями городу Алма-Ате, преподобномученики Серафим и Феогност, Православия мужественные исповедники. Потому и мы, духовные чада ваши, с любовью взываем: «Слава Давшему вам силу, слава Венчавшему вас, слава Подающему через вас милости и исцеления».


ДНИ ПАМЯТИ:
7 февраля — переходящая — Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской
11 августа

 

Пролистать наверх