click fraud detection

ИКОНА МИРА

Икона «Святой князь Ярослав Мудрый»

от руб.5,500.00

  • 6х7 см. Поясная от 4 000 руб.
  • 11×13 см. Поясная от 5 500 руб.
  • 11×22 см. Ростовая от 7 900 руб.
  • 18х24 см. Поясная от 11 900 руб.
  • 24х30 см. Поясная от 13 000 руб.
  • 30х40 см. Поясная от 15 900 руб.
  • 18х36 см. Ростовая от 14 900 руб.
  • 25х50 см. Ростовая от 18 000 руб.
Артикул: Артикул: 321.324 Категория:
  • Икону «Святой князь Ярослав Мудрый» купите в нашем интернет магазине в Москве недорого, написана вручную мастерами-иконописцами.
  • Материалы: основание: липа, шпонки: дуб, левкас, отделка: сусальное золото (нимб или фон), темперная краска (классический стиль), масляная краска (академический стиль), олифа.
  • Данная икона является лишь примером, который был написан нашими мастерами. Если вам не подходит этот образ, то мы можем написать для вас другую икону по каноническому образцу или Вашим предпочтениям.

ЖИТИЕ

Яро­слав I, в Кре­ще­нии Ге­ор­гий (Юрий), Вла­ди­ми­ро­вич, Муд­рый (ок. 978–989 – 1054), бла­го­вер­ный ве­ли­кий князь Ки­ев­ский. Па­мять 4 мар­та (20 фев­ра­ля) в день кон­чи­ны.

По раз­ным дан­ным ро­дил­ся меж­ду 978 и 989 го­да­ми, был вто­рым сы­ном рав­ноап­о­столь­но­го Вла­ди­ми­ра от по­лоц­кой княж­ны Ро­г­не­ды. По неко­то­рым све­де­ни­ям, в дет­стве он стра­дал от па­ра­ли­ча ног, ко­то­рый про­шёл в 988 го­ду, но оста­лась хро­мо­та.

Еще при сво­ей жиз­ни про­из­ве­дя пер­вый раз­дел зе­мель меж­ду сы­но­вья­ми, свя­той Вла­ди­мир по­са­дил де­вя­ти­лет­не­го Яро­сла­ва в Ро­сто­ве. В 1011 го­ду, ко­гда Яро­слав кре­стил Вол­гу, язы­че­ские жи­те­ли уро­чи­ща Мед­ве­жий угол вы­пу­сти­ли про­тив него «Свя­тую Мед­ве­ди­цу», но князь, во­ору­жен­ный се­ки­рой, одо­лел зве­ря.

В 1012 го­ду, по смер­ти стар­ше­го сы­на Вы­ше­сла­ва, свя­той Вла­ди­мир пе­ре­вел Яро­сла­ва на кня­же­ние в Нов­го­род, ми­но­вав стар­ше­го, Свя­то­пол­ка, ко­то­рый был то­гда под гне­вом от­ца. Став кня­зем Нов­го­род­ским, Яро­слав хо­тел по­рвать за­ви­си­мость от Ки­е­ва и стать неза­ви­си­мым го­су­да­рем об­шир­ной Нов­го­род­ской об­ла­сти. Он от­ка­зал­ся в 1014 го­ду пла­тить от­цу еже­год­ную дань в 2000 гри­вен, как де­ла­ли все по­сад­ни­ки нов­го­род­ские. Его же­ла­ние сов­па­да­ло и со стрем­ле­ни­ем нов­го­род­цев, ко­то­рые тя­го­ти­лись на­ла­га­е­мой на них да­нью. Яро­слав был недо­во­лен еще и тем, что отец ока­зы­вал пред­по­чте­ние млад­ше­му его бра­ту, Бо­ри­су. Раз­гне­вав­шись на Яро­сла­ва, Вла­ди­мир го­то­вил­ся лич­но ид­ти про­тив него, но вско­ре за­бо­лел и умер. Яро­слав же тем вре­ме­нем на­нял дру­жи­ну ва­ря­гов для пред­сто­я­щей борь­бы.

Ве­ли­ко­кня­же­ским сто­лом за­вла­дел стар­ший в ро­де Свя­то­полк Ока­ян­ный, ко­то­рый, же­лая сде­лать­ся еди­но­дер­жав­ным пра­ви­те­лем всей Ру­си, умерт­вил через на­ем­ных убийц трех бра­тьев – стра­сто­терп­цев Бо­ри­са и Гле­ба, а так­же Свя­то­сла­ва. Та­кая же опас­ность гро­зи­ла и Яро­сла­ву, но он, пре­ду­пре­жден­ный сест­рой Пред­сла­вой, сам по­шел на Ки­ев. Преж­де это­го Яро­слав был в ссо­ре с нов­го­род­ца­ми за то что ча­сто под­дер­жи­вал ва­ряж­скую дру­жи­ну в ее кро­ва­вых стыч­ках с на­се­ле­ни­ем го­ро­да, но те­перь нов­го­род­цы лег­ко со­гла­си­лись ид­ти вме­сте с ним про­тив бра­та. Со­брав ты­сяч 40 нов­го­род­цев и несколь­ко ты­сяч ва­ряж­ских на­ем­ни­ков, Яро­слав дви­нул­ся про­тив Свя­то­пол­ка, при­звав­ше­го се­бе на по­мощь пе­че­не­гов. Яро­слав одо­лел Свя­то­пол­ка в ярост­ной се­че под Лю­бе­чем, всту­пил в Ки­ев, и за­нял ве­ли­ко­кня­же­ский стол в 1016 го­ду, по­сле че­го щед­ро на­гра­дил нов­го­род­цев и от­пу­стил их до­мой. Бе­жав­ший Свя­то­полк воз­вра­тил­ся с пол­ка­ми сво­е­го те­стя, поль­ско­го ко­ро­ля Бо­ле­сла­ва Храб­ро­го, а так­же с дру­жи­на­ми нем­цев, вен­гров и пе­че­не­гов. В 1017 или 1018 го­ду Яро­слав был раз­бит на бе­ре­гах Бу­га и бе­жал в Нов­го­род. Он го­тов был от­плыть в Скан­ди­на­вию, но нов­го­род­цы по­ру­би­ли кня­же­ские ла­дьи и скло­ни­ли Яро­сла­ва про­дол­жить борь­бу. С но­вым боль­шим вой­ском он раз­бил на­го­ло­ву Свя­то­пол­ка и его со­юз­ни­ков-пе­че­не­гов на ре­ке Аль­те в 1019 го­ду, на том же ме­сте, где был пре­да­тель­ски убит его брат свя­той Бо­рис. Свя­то­полк бе­жал в Поль­шу и по до­ро­ге умер, а Яро­слав в том же го­ду стал ве­ли­ким кня­зем Ки­ев­ским. Те­перь он проч­но утвер­дил­ся в Ки­е­ве и, по вы­ра­же­нию ле­то­пис­ца, «утер по­та со сво­ею дру­жи­ной».

В 1021 го­ду пле­мян­ник Яро­сла­ва, князь Бря­чи­слав Изя­с­ла­вич По­лоц­кий, объ­явил при­тя­за­ния на часть Нов­го­род­ских об­ла­стей. По­лу­чив от­каз, он на­пал на Нов­го­род, взял и раз­гра­бил его. Услы­шав о при­бли­же­нии Яро­сла­ва, Бря­чи­слав ушел из Нов­го­ро­да со мно­же­ством плен­ни­ков и за­лож­ни­ков. Яро­слав на­гнал его в Псков­ской об­ла­сти, на ре­ке Су­до­ме, раз­бил его и осво­бо­дил плен­ных нов­го­род­цев. По­сле этой по­бе­ды Яро­слав за­клю­чил с Бря­чи­сла­вом мир, усту­пив ему Ви­теб­скую во­лость с го­ро­да­ми Ви­тебск и Усвят. Ед­ва окон­чив эту вой­ну, Яро­слав дол­жен был на­чать бо­лее труд­ную борь­бу со сво­им млад­шим бра­том Мсти­сла­вом Тму­та­ра­кан­ским, ко­то­рый тре­бо­вал от него раз­де­ла рус­ских зе­мель по­ров­ну, и по­до­шел с вой­ском к Ки­е­ву в 1024. Яро­слав в то вре­мя был в Нов­го­ро­де и на се­ве­ре, в Суз­даль­ской зем­ле, где был го­лод и силь­ный мя­теж, вы­зван­ный волх­ва­ми. В Нов­го­ро­де Яро­слав со­брал про­тив Мсти­сла­ва боль­шое вой­ско и при­звал на­ем­ных ва­ря­гов под на­чаль­ством знат­но­го ви­тя­зя Яку­на Сле­по­го. Вой­ско Яро­сла­ва встре­ти­лось с ра­тью Мсти­сла­ва у ме­стеч­ка Лист­ве­на, близ Чер­ни­го­ва, и в же­сто­кой се­че бы­ло раз­би­то. Яро­слав сно­ва уда­лил­ся в свой вер­ный Нов­го­род. Мсти­слав по­слал ему ска­зать, что при­зна­ет его стар­шин­ство и не до­би­ва­ет­ся Ки­е­ва, но Яро­слав не до­ве­рял бра­ту и во­ро­тил­ся, лишь со­брав на се­ве­ре силь­ную рать. То­гда, в 1025 го­ду, он за­клю­чил с бра­том мир у Го­род­ца (ве­ро­ят­но, близ Ки­е­ва), по ко­то­ро­му зем­ля Рус­ская бы­ла раз­де­ле­на на две ча­сти по Дне­пру: об­ла­сти по во­сточ­ную сто­ро­ну Дне­пра ото­шли к Мсти­сла­ву, а по за­пад­ную – к Яро­сла­ву.

В 1035 го­ду Мсти­слав умер и Яро­слав стал еди­но­власт­но пра­вить Рус­ской зем­лей – «был са­мо­власт­цем», по вы­ра­же­нию ле­то­пис­ца. В том же го­ду Я. по­са­дил в «по­руб» (тем­ни­цу) бра­та сво­е­го, кня­зя Су­ди­сла­ва Псков­ско­го, окле­ве­тан­но­го, по сло­вам ле­то­пи­сей, пе­ред стар­шим бра­том. В ру­ках Яро­сла­ва бы­ли со­еди­не­ны те­перь все Рус­ские об­ла­сти, за ис­клю­че­ни­ем По­лоц­ко­го кня­же­ства.

Яро­сла­ву при­шлось еще со­вер­шать мно­го по­хо­дов про­тив внеш­них вра­гов – по­чти все его кня­же­ние на­пол­не­но вой­на­ми. В 1017 го­ду он успеш­но от­ра­зил на­па­де­ние пе­че­не­гов на Ки­ев и за­тем бо­рол­ся с ни­ми как с со­юз­ни­ка­ми Свя­то­пол­ка Ока­ян­но­го. В 1036 го­ду ле­то­пи­си от­ме­ча­ют оса­ду Ки­е­ва пе­че­не­га­ми в от­сут­ствие Яро­сла­ва, от­лу­чив­ше­го­ся в Нов­го­род. По­лу­чив об этом из­ве­стие, он по­спе­шил на по­мощь и на­го­ло­ву раз­бил пе­че­не­гов под са­мы­ми сте­на­ми Ки­е­ва. По­сле это­го по­ра­же­ния на­па­де­ния пе­че­не­гов на Русь пре­кра­ти­лись. Из­вест­ны по­хо­ды Яро­сла­ва на се­вер про­тив фин­нов. В 1030 го­ду он хо­дил на чудь и утвер­дил свою власть на бе­ре­гах Чуд­ско­го озе­ра, где по­стро­ил го­род и на­звал его Юрье­вым в честь сво­е­го свя­то­го по­кро­ви­те­ля. В 1042 го­ду Яро­слав от­пра­вил сы­на Вла­ди­ми­ра в по­ход на ямь. По­ход был уда­чен, но дру­жи­на Вла­ди­ми­ра вер­ну­лась по­чти без ко­ней вслед­ствие па­де­жа. Есть из­ве­стие о по­хо­де рус­ских при Яро­сла­ве к Ураль­ско­му хреб­ту под пред­во­ди­тель­ством Уле­ба в 1032 го­ду. На за­пад­ных гра­ни­цах Яро­слав вел вой­ны с Лит­вой и ят­вя­га­ми, для пре­кра­ще­ния их на­бе­гов, и с Поль­шей. В 1022 го­ду Яро­слав хо­дил оса­ждать Брест; в 1030 го­ду он взял Бельз (в се­ве­ро-во­сточ­ной Га­ли­ции); в сле­ду­ю­щем го­ду с бра­том Мсти­сла­вом воз­вра­тил в со­став Ру­си чер­вен­ские го­ро­да и при­вел мно­го поль­ских плен­ни­ков, ко­то­рых рас­се­лил по ре­ке Ро­си в го­род­ках для за­щи­ты зе­мель от степ­ных ко­чев­ни­ков. Он, на­ко­нец, от­во­е­вал Брест в 1044 го­ду. Несколь­ко раз Яро­слав хо­дил в Поль­шу на по­мощь ко­ро­лю Ка­зи­ми­ру для усми­ре­ния вос­став­шей Ма­зо­вии; по­след­ний по­ход был в 1047 го­ду. Кня­же­ние Яро­сла­ва так­же озна­ме­но­ва­лось по­след­ним враж­деб­ным столк­но­ве­ни­ем Ру­си с гре­ка­ми. Один из рус­ских куп­цов был убит в ссо­ре с гре­че­ски­ми, по­сле че­го, не по­лу­чая удо­вле­тво­ре­ния за оби­ду, Яро­слав по­слал к Ви­зан­тии боль­шой флот в 1043 го­ду под на­чаль­ством стар­ше­го сы­на Вла­ди­ми­ра Нов­го­род­ско­го и во­е­во­ды Вы­ша­ты. Бу­ря рас­се­я­ла рус­ские ко­раб­ли. Вла­ди­мир ис­тре­бил по­слан­ный для его пре­сле­до­ва­ния гре­че­ский флот, но Вы­ша­та был окру­жен и взят в плен при Варне. В 1046 го­ду был за­клю­чен мир; плен­ные с обе­их сто­рон воз­вра­ще­ны и дру­же­ствен­ные от­но­ше­ния скреп­ле­ны бра­ком лю­би­мо­го сы­на Яро­сла­ва, Все­во­ло­да, с ви­зан­тий­ской ца­рев­ной.

Хо­тя ему при­хо­ди­лось по­чти по­сто­ян­но ве­сти вой­ну, по сло­вам ле­то­пис­ца, во­е­вать он не лю­бил. Во внеш­ней по­ли­ти­ке Яро­слав, как и его отец, боль­ше на­де­ял­ся на ди­пло­ма­тию и вза­и­мо­вы­год­ные от­но­ше­ния, чем на ору­жие. Его вре­мя бы­ло эпо­хой де­я­тель­ных сно­ше­ний с го­су­дар­ства­ми За­па­да. Яро­слав был в род­ствен­ных свя­зях с нор­ман­на­ми: сам он был же­нат на швед­ской прин­цес­се Ин­ги­гер­де, в кре­ще­нии Ирине, а нор­веж­ский принц Га­ральд Сме­лый по­лу­чил ру­ку его до­че­ри Ели­са­ве­ты. Чет­ве­ро сы­но­вей Яро­сла­ва, сре­ди них Все­во­лод, Свя­то­слав и Изя­с­лав, так­же бы­ли же­на­ты на ино­стран­ных прин­цес­сах. Ино­зем­ные кня­зья, та­кие как Олаф Свя­той, Маг­нус Доб­рый, Га­ральд Сме­лый, и знат­ные нор­ман­ны на­хо­ди­ли при­ют и за­щи­ту у Яр­о­сла­ва, а ва­ряж­ские тор­гов­цы поль­зу­ют­ся его осо­бым по­кро­ви­тель­ством. Сест­ра Яро­сла­ва Доб­ро­гре­ва-Ма­рия бы­ла за­му­жем за Ка­зи­ми­ром Поль­ским, вто­рая дочь его, Ан­на – за Ген­ри­хом I Фран­цуз­ским, тре­тья, Ана­ста­сия – за Ан­дре­ем I Вен­гер­ским. Есть из­ве­стия ино­стран­ных ле­то­пис­цев о род­ствен­ных свя­зях с ан­глий­ски­ми ко­ро­ля­ми и о пре­бы­ва­нии при дво­ре Яро­сла­ва двух ан­глий­ских прин­цев, ис­кав­ших убе­жи­ща.

Зна­че­ние Яро­сла­ва в рус­ской ис­то­рии ос­но­вы­ва­ет­ся глав­ным об­ра­зом на его тру­дах по внут­рен­не­му устрой­ству зем­ли Рус­ской. Яро­слав был кня­зем-«на­ряд­ни­ком» зем­ли, ее бла­го­устро­и­те­лем. По­доб­но от­цу, он за­се­лял степ­ные про­стран­ства, по­стро­ил но­вые го­ро­да, такие как Юрьев (ныне Тар­ту) и Яро­славль, про­дол­жал по­ли­ти­ку пред­ше­ствен­ни­ков по охране гра­ниц и тор­го­вых пу­тей от ко­чев­ни­ков и по за­щи­те ин­те­ре­сов рус­ской тор­гов­ли в Ви­зан­тии. Он ого­ро­дил острож­ка­ми юж­ную гра­ни­цу Ру­си со сте­пью и в 1032 го­ду на­чал ста­вить здесь го­ро­да – Юрьев (ныне Бе­лая Цер­ковь), Тор­ческ, Кор­сунь, Тре­поль и дру­гие.

Сто­ли­ца Яро­сла­ва, Ки­ев, за­пад­ным ино­стран­цам ка­за­лась со­пер­ни­ком Кон­стан­ти­но­по­ля; ее ожив­лен­ность, вы­зван­ная ин­тен­сив­ной для то­го вре­ме­ни тор­го­вой де­я­тель­но­стью, изум­ля­ла пи­са­те­лей-ино­стран­цев XI ве­ка – по­ка­за­тель­но, что сын Яро­сла­ва, Все­во­лод, не вы­ез­жая из Ки­е­ва, вы­учил пять язы­ков. Укра­шая Ки­ев мно­ги­ми но­вы­ми по­строй­ка­ми, он об­вел его и но­вы­ми ка­мен­ны­ми сте­на­ми («го­род Яро­сла­ва»), устро­ив в них зна­ме­ни­тые Зо­ло­тые во­ро­та, а над ни­ми – цер­ковь в честь Бла­го­ве­ще­ния. Яро­слав ос­но­вал в Ки­е­ве на ме­сте сво­ей по­бе­ды над пе­че­не­га­ми храм свя­той Со­фии, ве­ли­ко­леп­но укра­сив его фрес­ка­ми и мо­за­и­кой, а так­же по­стро­ил тут мо­на­стырь свя­то­го Ге­ор­гия и мо­на­стырь свя­той Ири­ны (в честь Ан­ге­ла сво­ей су­пру­ги). Про­об­ра­за­ми этих по­стро­ек бы­ли ар­хи­тек­тур­ные со­ору­же­ния Кон­стан­ти­но­по­ля и Иеру­са­ли­ма. За­вер­ше­ние стро­и­тель­ства сов­па­ло с со­зда­ни­ем ве­ли­ко­го па­мят­ни­ка древ­не­рус­ской ли­те­ра­ту­ры, «Сло­ва о За­коне и Бла­го­да­ти», ко­то­рое бы­ло про­из­не­се­но бу­ду­щим свя­ти­те­лем Ила­ри­о­ном 25 мар­та 1038 го­да. То­гда же бы­ла на­пи­са­на пер­вая рус­ская ле­то­пись – т. н. «Древ­ней­ший свод».

Стерж­нем внут­рен­ней де­я­тель­но­сти свя­то­го кня­зя бы­ло со­дей­ствие рас­про­стра­не­нию хри­сти­ан­ства на Ру­си, раз­ви­тию необ­хо­ди­мо­го для этой це­ли про­све­ще­ния и под­го­тов­ки свя­щен­но­слу­жи­те­лей из рус­ских. Как в Ки­е­ве, так и в дру­гих го­ро­дах Яро­слав не ща­дил средств на цер­ков­ное бла­го­ле­пие, при­гла­шая для это­го гре­че­ских ма­сте­ров. При Яро­сла­ве при­е­ха­ли на Русь из Ви­зан­тии цер­ков­ные пев­цы, на­учив­шие рус­ских ось­мо­глас­но­му пе­нию. Ле­то­пи­сец Нестор от­ме­тил, что при Яро­сла­ве хри­сти­ан­ская ве­ра ста­ла «пло­дить­ся и рас­ши­рять­ся, и чер­но­риз­цы ста­ли мно­жить­ся, и мо­на­сты­ри по­яв­лять­ся». Ко­гда в кон­це его кня­же­ния на­до бы­ло по­ста­вить но­во­го мит­ро­по­ли­та на Ки­ев­скую мит­ро­по­лию, Яро­слав в 1051 го­ду ве­лел со­бо­ру рус­ских епи­ско­пов по­ста­вить мит­ро­по­ли­том свя­ти­те­ля Ила­ри­о­на, пер­во­го ар­хи­пас­ты­ря Рус­ской мит­ро­по­лии ро­дом из рус­ских.

Чтобы при­вить в на­род на­ча­ла хри­сти­ан­ской ве­ры, Яро­слав ве­лел пе­ре­во­дить ру­ко­пис­ные кни­ги с гре­че­ско­го на сла­вян­ский и мно­го сам их по­ку­пал. Со­би­рая по­всю­ду кни­го­пис­цев и пе­ре­вод­чи­ков, он умно­жил ко­ли­че­ство книг на Ру­си и по­сте­пен­но ввел их в по­все­мест­ное упо­треб­ле­ние. Все эти ру­ко­пи­си Яро­слав по­ло­жил в биб­лио­те­ку по­стро­ен­но­го им Со­фий­ского со­бо­ра для об­ще­го поль­зо­ва­ния. Для рас­про­стра­не­ния гра­мо­ты Яро­слав ве­лел ду­хо­вен­ству обу­чать де­тей, а в Нов­го­ро­де, по позд­ней­шим ле­то­пис­ным дан­ным, устро­ил учи­ли­ще на 300 маль­чи­ков.

На­ко­нец, наи­бо­лее зна­ме­ни­тым Яро­слав остал­ся как за­ко­но­да­тель. Уже в Нов­го­ро­де, ко­гда он был на­зна­чен ту­да на­мест­ни­ком, его на­зы­ва­ли Пра­во­суд – имен­но там и на­ча­лась раз­ра­бот­ка пи­са­ных за­ко­нов Ру­си. Яро­сла­ву при­пи­сы­ва­ет­ся древ­ней­ший рус­ский па­мят­ник пра­ва – «Рус­ская Прав­да» (так­же име­ну­е­мый «Устав» или «Суд Яро­славль»), яв­ля­ю­щий­ся сбор­ни­ком дей­ство­вав­ших за­ко­нов и обы­ча­ев, уст­ном «За­коне рус­ском», ко­то­рый упо­ми­нал­ся еще в до­го­во­рах Ру­си с Ви­зан­ти­ей. «Рус­ская Прав­да» бы­ла да­на Нов­го­ро­ду в 1016 го­ду и яви­лась пер­вым пись­мен­ным ко­дек­сом за­ко­нов – уго­лов­ным, граж­дан­ским и адми­ни­стра­тив­ным. Ка­сал­ся он преж­де все­го во­про­сов охра­ны об­ще­ствен­но­го по­ряд­ка. При Яро­сла­ве по­явил­ся и Цер­ков­ный Устав, или Корм­чая кни­га, со­став­лен­ная на ос­но­ве ви­зан­тий­ско­го Но­мо­ка­но­на. В нем впер­вые бы­ли раз­гра­ни­че­ны по­ня­тия гре­ха и пре­ступ­ле­ния: вся­кое пре­ступ­ле­ние есть грех, но не вся­кий грех – пре­ступ­ле­ние.

По от­зы­ву ле­то­пи­си, ве­ли­кий князь «был хро­мо­ног, но ум у него был доб­рый и на ра­ти был храбр». Опи­сы­вая его ха­рак­тер, ле­то­пи­сец го­во­рит об уме, бла­го­ра­зу­мии, со­стра­да­нии к неиму­щим, храб­ро­сти. Нрав Яро­сла­ва был стро­гим, а жизнь скром­ной, в от­ли­чие от его от­ца, лю­бив­ше­го ве­се­лые пи­ры. Совре­мен­ни­ки от­ме­ча­ли, что Яро­слав был сам на­чи­тан­ным в бо­го­слу­жеб­ных кни­гах че­ло­ве­ком и вла­дел боль­шой лич­ной биб­лио­те­кой. Он, по сло­вам ле­то­пис­ца, счи­тал кни­ги «ре­ка­ми, спо­соб­ны­ми на­по­ить муд­ро­стью». Бла­го­вер­но­го кня­зя от­ли­ча­ло усер­дие в ве­ре. По од­но­му из пре­да­ний, он ве­лел вы­рыть ко­сти кня­зей Яро­пол­ка и Оле­га и, окре­стив их, по­хо­ро­нил в Ки­ев­ской церк­ви Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, на­де­ясь этим из­ба­вить ду­ши их от веч­ной му­ки и по­ги­бе­ли.

Скон­чал­ся бла­го­вер­ный ве­ли­кий князь Яро­слав Муд­рый 20 фев­ра­ля 1054 го­да в сво­ей за­го­род­ной ре­зи­ден­ции Вы­ш­го­ро­де, под Ки­е­вом. По­хо­ро­ни­ли его в мра­мор­ном гро­бу в за­ло­жен­ном им Ки­ев­ском Со­фий­ском со­бо­ре. Один из под­дан­ных кня­зя про­ца­ра­пал на стене хра­ма над­пись: «В ле­то 6562 ме­ся­ца фев­ра­ля 20-го успе­ние ца­ря на­ше­го…». Раз­де­лив по се­бе зем­ли меж­ду сы­но­вья­ми и пе­ре­дав ки­ев­ский пре­стол стар­ше­му сы­ну Изя­с­ла­ву , он оста­вил им та­кое за­ве­ща­ние:

«Вот я от­хо­жу от се­го све­та, де­ти мои. Лю­би­те друг дру­га, ибо вы бра­тья род­ные, от од­но­го от­ца и од­ной ма­те­ри. Ес­ли бу­де­те жить в люб­ви меж­ду со­бой, то Бог бу­дет с ва­ми. Он по­ко­рит вам всех вра­гов, и бу­де­те жить в ми­ре. Ес­ли же ста­не­те нена­ви­деть друг дру­га, ссо­рить­ся, то и са­ми по­гиб­не­те, и по­гу­би­те зем­лю от­цов и де­дов ва­ших, ко­то­рую они при­об­ре­ли тру­дом сво­им ве­ли­ким».

Кня­же­ние Яро­сла­ва озна­ме­но­ва­лось рас­цве­том столь­но­го гра­да Ки­е­ва и укреп­ле­ни­ем эко­но­ми­че­ских и куль­тур­ных свя­зей меж­ду от­дель­ны­ми ча­стя­ми го­су­дар­ства. Это бы­ла эпо­ха выс­ше­го про­цве­та­ния Ки­ев­ской Ру­си. Сво­ей де­я­тель­но­стью Яро­слав так воз­вы­сил­ся, что со вре­ме­нем за ним за­кре­пи­лось про­зва­ние «Муд­ро­го». Имя бла­го­вер­но­го ве­ли­ко­го кня­зя Яро­сла­ва бы­ло вне­се­но в ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви по бла­го­сло­ве­нию пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия II 8 де­каб­ря 2005 го­да.

МОЛИТВА 

Тропарь благоверному князю Ярославу Мудрому, глас 4

Яко благочестиваго корене пречестная отрасль был еси, благоверне княже Ярославе, добре во благочестии пожив, веру непорочну соблюл еси, и храм пречуден Премудрости Божия в стольнем граде Киеве устроив, ныне на Небесех предстоиши Престолу Святыя Троицы, молися низпослати нам велию и богатую милость.

ДЕНЬ ПАМЯТИ:

4 марта  (переходящая) – 5 марта (20 февраля) в невисокосный год / 4 марта (20 февраля) в високосный год

 

Заказать звонок
+
Жду звонка!
Иконы
ИКОНА МИРА
Меню